Сорок островов

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сорок островов » Наше творчество » Mirra.


Mirra.

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Название: После смерти.
Имя автора: Mirra.
Рейтинг: G.
Вид/Категория: гет.
Жанр: Romance
Персонажи: Мирра Стоун, Джонатан МакФэйри, Эни МакФейри и др.
Предупреждения: как всегда - чушь собачья. Да еще и со странным финалом. Возможен ООС Джонатана.
Саммари: А что делать, если все не так, как хотелось бы?
Дискламер: все права принадлежат авторам персонажей, а так же сайту edetrion.spybb.ru/.

- Мисс Стоун, почему у меня не высший балл? – девушка с длинными вьющимися волосами протянула свою полностью верно решенную контрольную преподавательнице. Но та даже не попыталась взять ее в руки.
- Твоя работа замечательна, но я ставила оценку с учетом практических занятий.
Девушка потупила взгляд, видимо, вспомнив о том, как чуть не была укушена довольно миролюбивым грифоном.
- Но твоя оценка не так плоха, она лучшая на всем потоке.
- Спасибо, мисс Стоун, я все поняла…
- Доброго вечера, Эни.

Дочери Джонатана было уже двадцать лет. Это была красивая девушка, унаследовавшая основные семейные черты МакФейри. О том, что получила Эни от матери, Мирра старалась не думать.
Прошло двадцать три года с тех пор, как Мирра Стоун начала преподавать, Тэссалия Рии и Хицуи Акаханно покинули замок, а Джонатан МакФейри женился. Тот год не должен был стать каким-то особенным, но появление Эни в Академии сделало его таким.
Юная семнадцатилетняя девушка была без ума от собственного отца и пыталась побольше узнать о его прошлом. Она долго ходила вслед за мисс Стоун, утверждая, что та наверняка помнит ее отца молодым, ведь привидения живут сотни лет. Мирра отмалчивалась, но, в конце концов, произнесла одну фразу, выразив надежду, что теперь-то девочка от нее отстанет:
- Он потрясающе танцевал.
Недоумение Эни длилось недолго. Уже через несколько дней она извинилась перед мисс Стоун, сказав, что не знала, что та еще была жива во времена молодости ее отца. Мирра приняла извинения, после чего в срочном порядке прочитала всему потоку Эни лекцию о привидениях.

Теперь ей стало труднее существовать в этом мире.
Конечно, она и раньше знала, что у Джонатана и его жены растет дочь, но теперь она видела ее ежедневно – плод любви родителей Эни. Скитания души Мирры возобновились, а то, что она пожелала спрятать в глубине памяти, вновь всплыло на поверхность.
Воспоминания о том, как Джон пытался спасти жизнь уже мертвой первокурсницы, снова бередили душу, а то, что он так и не смог этого сделать, расстраивало. То, что он так и не осознал всех чувств Мирры, удивляло, а то, как быстро он сыграл свадьбу с Джудит, не вызывало доверия. Но они до сих пор вместе, а кусать локти Мирре не удавалось даже в призрачном состоянии.
Так Мирра Стоун жила уже три года – с замиранием мертвого сердца глядя на успехи и неудачи Эни, по ночам вспоминая свою жизнь и не надеясь увидеть часть ее в замке.
Но все изменилось. Приближались новогодние праздники. Ожидался бал, на который пригласили и родителей студентов. И надежды Мирры на то, что Джонатан не прибудет на него, таяли с каждым днем.
«Изобретатель, прославившийся на весь магический мир, откладывает все дела, чтобы побывать на балу у своей дочери,» - пестрели заголовки газет, и Эни была счастлива. Мирра пыталась убедить себя, что приезд четы МакФейри ничего не изменит, но в душе знала, что это не так.

Когда-то давно Хицуи Акаханно рассказал Мирре, каким образом она может снова стать человеком. Ужас в глазах привидения говорил сам за себя.
- Теперь вы понимаете, мисс Стоун, почему я не рассказал мистеру МакФейри об этом.
И она была благодарна ему за это. Принудительное возвращение привидения к жизни должно было иметь последствия. И Мирра догадывалась, какие, смотря на грустную, но живую, Тэссалию Рии и призрачную себя. Девушка не могла допустить, чтобы кто-то оказался на ее месте.
И они уехали. А потом появилась Джудит, и уже через месяц уехал Джон. А теперь должен был вернуться снова.

И вот этот день наступил. С утра замок гудел, а Мирра пережидала время в своей комнате. Девушки наряжались и приводили себя в порядок, а мисс Стоун нужно было лишь сосредоточиться на секунду, чтобы сменить внешний вид на более подходящий к случаю. Молодые люди искали цветы для своих партнерш, а у Мирры не было кавалера. Она шла на бал лишь для того, чтобы следить за порядком. По крайней мере, именно так считала она.
Зависнув в воздухе возле стола преподавателей, она разглядывала гостей. Знакомые и неизвестные ей лица, молодые и старые, яркие и не выделяющиеся из толпы…
Прошло уже несколько танцев, внимание Мирры было заострено на парочке студентов, вальс которых все больше походил на обычный медленный танец, полный объятий, когда рядом прозвучал незнакомый хрипловатый голос:
- Мисс Стоун, можно пригласить вас на танец?
«Вы издеваетесь что ли?» - хотела спросить Мирра, но, когда повернулась, это желание пропало. Перед ней стоял Джонатан МакФейри – постаревший, с небольшими морщинами вокруг глаз и рта, отросшими волосами, пока без седины, но все тот же Джонатан.
Мирра молчала. Несмотря на то, что она готовила себя к этому, появление Джона было неожиданным.
- Пойдем, - он, как обычно, улыбнулся и протянул руку девушке. Привидение, не веря своим глазам, положила свою сверху, не касаясь кожи мужчины – она знала, как неприятно это прикосновение.
Он вывел ее в середину зала – люди расступались в недоумении, а потом снова начинали танцевать, лишь изредка поглядывая в сторону странной пары. А Мирра и Джон не спеша встали в позицию для вальса, все так же не касаясь друг друга. Поймав нужный ритм, Стоун сделала шаг назад и не прогадала – Джонатан будто последовал за ней. Танец продолжался, однако был не парным. Не чувствуя Джонатана, девушка не могла следовать за ним, подчиняться его воле, как это было раньше, поэтому ее взгляд, раньше недоуменный, теперь выражал обычную грусть и сосредоточенность – угадывать направление движения Джона было не легко.
- В тот день ты была в этом же платье, - шепот совсем рядом.
Да, так оно и было. Почему-то на все торжества девушка одевалась именно так, наверное, не могла представить себе праздник иначе.
- Но тогда я еще чувствовал тебя, - еще ближе. Мирра чуть отклонилась назад, стараясь удержать дистанцию, и почувствовала, как рука Джона на ее спине погружается в ее призрачное тело. Странно, но это не было неприятным ощущением. Это было похоже на внезапный озноб, который сразу сменился теплотой. Привидения не чувствуют изменения температуры. Лишь душа человеческая чувствует приближение чужой души.
Джонатан вздрогнул, его глаза чуть расширились и он, рассмеявшись, произнес:
- Так вот как это – танцевать с привидением!
Не получая никакого сопротивления, он прикоснулся к руке Мирры и чуть откинулся назад, почувствовав ее другую руку. Теперь танцевать было намного легче, теперь девушку вели заботливые и такие привычные руки Джона. По ее призрачному телу разливалось тепло, тут же сменяясь холодом. А Мирра все молчала.
Вот уже и танец закончился, Джонатан провел девушку к тому месту, где она стояла раньше, а она так и не произнесла ни слова. Поймав насмешливый взгляд директрисы, Мирра все же осмелилась сказать:
- А где твоя жена? – не живой голос прозвучал глухо, скрывая истинные мысли хозяйки.
- Разве это важно сейчас? – Джонатан вел себя как подросток, но это совсем не устраивало Мирру – она успела повзрослеть за эти годы. Поэтому, заметив взгляд девушки, Джон продолжил:
- Она в отъезде… Ты изменилась.
- Привидения не меняются с течением времени. Их физиологическое и нравственное развитие застыло на том уровне, которое было в момент смерти…
- Учительница, - с улыбкой произнес Джон. Его рука потянулась к ее волосам, но он остановил пальцы рядом с лицом девушки, слишком серьезным для романтики, и опустил. – Давай выйдем на свежий воздух.
Девушка кивнула, не решившись напомнить, что для нее воздуха не существует. Они прошли сквозь весь зал к выходу, встретив по пути не один удивленный взгляд. Среди них был и взгляд Эни, танцующей с молодым человеком с последнего курса.
- Стоит ему доверять? – поинтересовался Джон, заметив, куда она смотрит.
- Стоит, он – хороший парень. Твоя дочь в надежных руках.
Джонатан лишь грустно улыбнулся. Они вышли из замка, откуда доносилась музыка, и Джон закурил.
«Так вот что с голосом… Не помню, чтобы он курил раньше… Работа?»
Мирра думала о своем, стараясь не замечать взгляда, проникающего вглубь ее души.
- Кури поменьше… Я совсем не узнала твоего голоса, когда ты подошел…
- Старая привычка. Уже лет пятнадцать курю… Мирра, ты хочешь снова стать человеком?
На лице привидения появилась странная косая улыбка – толи радость, толи злость.
- Какая разница, хочу ли я? Я – привидение, и это уже не изменишь… Знаешь, раньше очень хотела… А потом мне стало все равно. Зачем мне жить сейчас, если прошло уже столько времени? Все мои друзья состарились, а я стану снова семнадцатилетней девчонкой. У тебя уже состоявшаяся жизнь, жена, взрослая дочь, а что есть у меня? Ничего. И вряд ли я смогу получить это в будущем. К тому же, - голос ее становился все тише и тише, - мистер Акаханно так и не сказал, как сделать привидение снова человеком.
- Мистер Акаханно – нет. А вот мисс… - туманно начал Джейкоб. Душа Мирры сжалась от этих слов.
- Что ты имеешь в виду?
- Хотару Акаханно. Сестра Хицуи. Я нашел ее и выпросил ответ.
Мирра совсем не хотелось знать, чем он заплатил за ответ на такой вопрос. И она боялась ответа, который дала Хотару.
- Это трудно, Мирра, но если ты хочешь, мы сможем сделать это…
Его руки легли на ее плечи, снова добавляя тепла в призрачное существо. Сигарета куда-то пропала, а девушка даже не заметила этого.
- Нет, - ответ был тверд.
- Но ты же ничего не знаешь…
- Я все знаю. Мистер Акаханно сказал мне тогда, перед отъездом, все. Я не согласна.
- Боишься? – прижавшись к девушке, заставляя сомневаться в сказанных словах.
- Нет. Просто не хочу, чтобы на моем месте оказался кто-то другой.
В его глазах отобразилось недоумение, и Мирре пришлось объяснять:
- Когда Тэссалия Рии стала человеком, ее место пустовало. Судьба сделала так, чтобы ее заменила я. И я не хочу, чтобы кто-то оказался в таком же положении.
- Какая ты… Хочешь пожертвовать собственным счастьем ради других?
- Счастьем? Джонатан, откуда у меня может быть счастье? Я потеряла все, что имела…
Джон отступил на шаг и заглянул в глаза привидения. Грустное постаревшее лицо оказалось на одном уровне с вечно молодым.
- Ты построишь свою собственную жизнь. Заново. Полюбишь хорошего парня, и вы поженитесь. У вас будут дети, много детей, и все закончат Эдетрион. А потом вы будете сидеть на крыльце своего большого дома, уже совсем седые, и смотреть, как резвятся на поляне ваши внуки, - он добро улыбался, предсказывая будущее девушки, а ей от этого делалось лишь больнее. Будущее – без него? С кем-то другим? Общие дети?
- Нет, - снова так же твердо. – Прости, я должна следить за порядком на балу.
Ей не пришлось вырываться – он не держал ее и не пытался остановить. Мирра вернулась в замок, а Джонатан – нет. Они даже не попрощались. И больше никогда мисс Стоун не чувствовала живых прикосновений Джона МакФейри…

Эпилог.
Наверное, ни одни похороны не проходили так весело, как эти. Люди, пришедшие в этот день на кладбище, были одеты в черное, но на их лицах светились улыбки.
- Сегодня мы собрались здесь, чтобы придать земле тело человека, который дорог нам всем, - Джудит начала прощальную речь, но не проронила ни слезинки. – Прекраснейший человек, у которого в жизни было множество целей. Он вырастил дочь и внуков, работал во имя науки и всегда искал ответ на один вопрос. Этот человек всю жизнь был верен мне, и я благодарна ему за это. Когда-то давно он признался, что любит другую, но не бросил меня. Я рада, что сейчас он рядом с ней, со своей мечтой. Его главное желание осуществилось.
Аплодисменты не заставили себя ждать. Каждая речь была коротка – не каждый может в лицо высказать все, что думает. А ведь именно в лицо – все так и было!
На похоронах Джонатана МакФейри присутствовал сам Джонатан МакФейри. Точнее, его душа. Призрачный старик, не согнувшийся под тяжестью ушедшей жизни, держал за руку молодую девушку, на лице которой сияла улыбка. Мирра была счастлива – она дождалась свою любовь.
У Джонатана МакФейри была одна главная цель в жизни – быть с той, которую действительно любит. И она не была исполнена, эта самая заветная мечта. Его душа не смогла успокоиться, он стал привидением и сразу же отправился в Эдетрион.
Держа за руку свою невесту, он был горд собой. Ничто так не поднимало его в собственных глазах, как то, что все это время она любила его. И любит сейчас. Так же, как и он – ее.

+2

2

Мне понравилось. После прочтения ощущение светлой грусти.
Почему-то стало жалко жену...

0

3

Екатерина Соколова
Спасибо)
Мирра у всех вызывает подобные ощущения) Не знаю уж, почему так, но так получается)

Екатерина Соколова написал(а):

Почему-то стало жалко жену...

Брак был по расчету - так что жалеть ее вряд ли нужно, она сама сделала свой выбор...

0

4

Я уже говорила, что люблю фотографировать людей. Вот что получается из этого:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.


И не только людей, но и всякие предметы с природой))

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

5

а первая девушка, сидящая на полу - сестра твоя, да?
все фото замечательные, а особо отмечу свечу и гнездо с пичужками)

0

6

Ruth Wilson написал(а):

а первая девушка, сидящая на полу - сестра твоя, да?

Ты это определила по схожести или просто видела ее вконтакте?))

Ruth Wilson написал(а):

а особо отмечу свечу и гнездо с пичужками)

Да уж, пичужки прекрасны)) А свечой я чуть диван не сожгла, пока фотографировала...

0

7

Пришелец написал(а):

Ты это определила по схожести или просто видела ее вконтакте?))

вообще вы чем то похожи, сразу так и не сказать чем..
буду честной и скажу, что видела когда-то в твоих фотографиях)

0

8

О Фреде и Ю. Небольшая зарисовка)

Свернутый текст

Провести пальцами по коже на боку, ощутив тепло – ровное и согревающее замерзшие кончики пальцев. Заметить появившиеся мурашки и довольно улыбнуться. Казалось бы, это же так просто! Но ты можешь делать это лишь тогда, когда он спит. Когда он беззащитен, а ты действуешь, как вор. Как убийца – убийца его вечной защиты, стены, закрывающей его со всех сторон, убийца его холодного взгляда, об который разбиваются все доводы и предложения. Убийца его железного «нет».
Он лежит к тебе спиной, сжавшись в комок – почему-то он всегда спит именно так, в позе защиты. Или ему не хватает тепла? Ты был бы рад подарить ему его, все, которое у тебя есть – но он ведь не дает вмешиваться в свою жизнь! Будто это убьет его. От этого хочется выть волком.
А во сне он раскрывается. Реагирует на каждое прикосновение именно так, как тебе хотелось бы. Он вздрагивает, а иногда и тихонько постанывает, повергая тебя в шок. И он никогда не просыпается. И это тебе нравится больше всего. Потому что вся ночь – твоя.
Ночь для воспоминаний и наслаждения. Ты же до сих пор помнишь ваш первый бой? Тогда вашей паре не повезло. Хоть ты и был опытной Марионеткой, твой Кукловод не стоил и гроша. Он совершенно не умел управлять собственной силой, да и привязал тебя к себе всего пару дней назад. И ты на всю жизнь запомнил его распахнутые, вдруг ставшие огромными, глаза, которые не могла скрыть длинная челка. И его взгляд – испуганный, обеспокоенный, извиняющийся. И, казалось, тебе было плевать тогда на боль. Твой Кукловод, тот, с кем ты связан на всю жизнь, кто будет отвечать за тебя, за твои поступки, за твое счастье… Тот, кто станет твоим счастьем.
Так казалось тогда. Теперь же понятно, что всего этого не будет никогда. Он дал тебе понять об этом – что не позволит дотронуться до себя лишний раз. Наверное, именно поэтому ты так ценишь те моменты, когда его нити обхватывают тебя со всех сторон, и ты теряешь волю. Когда он управляет твоим сознанием, когда он так близко… Раньше, когда тренировки были ежедневными, ты не умел еще этого ценить. А теперь – на последнем курсе обучения, ты ждешь четверга так, словно это главный день недели. Он ведь и правда главный – день, когда ты по праву принадлежишь ему.
Он всегда чувствует твою радость – твой маленький мыслечтец… Как только он привязывает тебя к себе, на его тонких губах появляется ухмылка – совсем не злобная, скорее довольная. Хотелось бы верить, что ему тоже нравятся те моменты, когда вы сражаетесь с очередными однокурсниками и побеждаете. Или проигрываете иногда. Но в то время ты уже не видишь в его глазах той самой обеспокоенности – лишь разочарование и досаду. И тебе становится стыдно. За то, что ты слаб и недостаточно умел. За то, что рядом с ним – не лучший. И тебе уже плевать на все, что говорил отец, если ты не можешь соответствовать своему маленькому мальчику… Своему ли?.. Маленькому ли?..
Ложишься рядом с ним на кровать – не отрывая взгляда от искусанных губ. Интересно, откуда у него такая привычка? Сколько ты помнишь его, столько он закусывает губы. И столько же времени этот жест сводит тебя с ума, заставляя отворачиваться, чтобы не видеть, не мечтать прикоснуться к ним кончиками пальцев или своими собственными губами. А потом видеть все это во сне.
Рука проводит линию от его плеча к бедрам и внезапно он поворачивается. Нет, он все еще спит, но уже тянется за прикосновением. Его ладонь ложится на твой обнаженный торс, на губах появляется почти незаметная улыбка, и ты замираешь, боясь спугнуть мгновение. А он двигается дальше, кладет голову к тебе на плечо и прижимается ближе. Тебе лишь остается запустить руку в его растрепанные волосы, пахнущие сигаретами – от пагубной привычки он так и не смог отучиться.
Ты кидаешь взгляд на часы – уже пять утра. Скоро нужно вставать, а ты еще не ложился толком. Сегодня четверг, а значит, нужно будет драться. Рядом с ним. За него. Выигрывать, чтобы не разочаровать, не увидеть в его глазах это пугающее ощущение бесполезности Марионетки.
Рука аккуратно приподнимает его с твоей груди и укладывает обратно на подушку, и он снова сворачивается в клубок. На твое лицо натягивается улыбка, настолько это мило. Ты берешь одеяло и укрываешь им своего Кукловода – как маленького ребенка, которым он навсегда для тебя останется. Тянешься к его макушке, наклоняешься низко-низко, но не целуешь, а просто вдыхаешь его запах – аромат сигарет, смешанный с яблоками. А потом перебираешься на свою кровать и сворачиваешься в такой же клубок – прижав руки к груди, а колени к животу, натянув теплое одеяло на плечи и понимая, что рядом с ним было теплее.
С ним всегда лучше, даже если он вот такой – холодный и отстраненный. Правильно, ведь это ты – горячий мексиканец, готовый в любой момент броситься в бой или сорваться в крик. А он… Он может лишь осуждающе смотреть, молчать, уходить в депрессии и курить. Постоянно курить эти свои сигареты.
Закрываешь глаза и пытаешься уснуть. Должен, должен, должен… И лишь это понимание заставляет твой мозг выключиться и провалиться в мир снов, в котором всегда будет обитать он – Ю Сайлер, твой маленький Кукловод. И хотя бы тогда он не будет отталкивать Фреда, желающего почувствовать тепло и провести замерзшими пальцами по его коже на боку…

0


Вы здесь » Сорок островов » Наше творчество » Mirra.